МиссияИсторияUncategorisedЯрл Пейсти: «Миллионы русских для Христа»

Ярл Пейсти: «Миллионы русских для Христа»

Выдающиеся проповедники Евангелия Николай и Ярл Пейсти, отец и сын, сыграли важную роль в распространении Благой вести в СССР, поверх барьеров, за железным занавесом, который на протяжении десятилетий отделял Советский Союз от остального мира. Они рассказывали русским людям о Боге без страха, непрестанно, потому что чувствовали себя призванными проповедовать Евангелие именно русским. 



На фотографии: Николай и Ярл Пейсти в Лондоне, 1947 г.

Россия навсегда осталась в их сердцах – даже тогда, когда им пришлось покинуть страну. «Миллионы русских для Христа» - это лозунг русского христианского радиовещания, которое начал Николай Пейсти и которому посвятил всю свою жизнь его сын Ярл.

Николай и Марта


Судьба этого человека – скитания, лишения, поиски новых полей для Христа и нередко – разочарования. Николай Иванович родился в Санкт-Петербурге, в царской России, в богатой аристократической семье. Его отец был шведом по национальности, а мать – русской, из дворянского рода Олениных. 
Отца своего Николай Пейсти не помнил, он умер рано, поэтому все труды по воспитанию сына легли на плечи матери – Анны Васильевны. С детства он слышал о Боге, вместе с матерью посещал петербургские евангельские собрания в доме княгини Ливен. 
В конце XIX века, после евангельских проповедей лорда Редстока, посетившего Петербург, в северной столице началось духовное пробуждение. Среди первых обращенных аристократов были вдова генерал-адъютанта Елизавета Черткова, гвардии полковник Василий Пашков, граф Модест Корф, граф Алексей Бобринский, княгини Ливен, Гагарина и др. «Редстокисты», как их называли, открыли двери своих домов и дворцов для евангельских собраний, которые посещали многие люди, причём не только благородного звания, но и кучера, повара и лакеи, обратившиеся к Господу. На одном таком домашнем богослужении пришёл к покаянию и 15-летний Николай.
Мальчик мечтал стать проповедником, посвятить свою жизнь распространению Благой вести. Его мать тоже прониклась живой евангельской верой. Их квартира на Екатерингофском проспекте в Коломне стала главным «евангелизационным штабом» этого района. Но одна из любимых теток Николая мечтала, чтобы племянник стал юристом, независимым и хорошо обеспеченным. Она оплатила его учебу и послала в Германию, в университет Франкфурта-на-Майне. К тому времени юноша свободно владел несколькими языками – английским, немецким, шведским, русским. 
Проучившись год, Николай вынужден был вернуться в Петербург: время было трудное, началась Первая мировая война и он должен был поддержать мать. Ему удалось продолжить образование на родине и позже устроиться инженером на железную дорогу, между Санкт-Петербургом и Выборгом. Но главным его желанием по-прежнему было – проповедовать Евангелие, особенно в столь смутные времена. И молодой человек начал проповедовать в Петербурге, на собраниях, да так успешно, что его деятельностью заинтересовались ...власти.
«Николай Иванович был пламенным, жизнерадостным, очень деятельным человеком, - вспоминает Наталия Пейсти, супруга Ярла Николаевича. – Мой муж много рассказывал об отце, он был очень близок с ним духовно, рассказы отца о евангельском труде с детства побуждали и Ярла последовать его примеру». В радиоархиве миссии сохранились первые христианские радиопрограммы 1947 года, записанные на больших пластинах. В Швеции на IBRA-Radio их перевели на CD-диски и сделали таким образом доступными для наших современников.
Однако вернёмся в те далёкие годы, в Петербург. Охранка шла буквально по следам проповедника, и вскоре его выслали за евангельскую деятельность в Финляндию. Но у Господа для каждого из нас есть Свой план, и в той церкви, где Николай продолжил свой труд, он встретил девушку, которая как нельзя лучше подходила для того, чтобы стать женой проповедника. 
Сегодня спорят о том, как правильно построить эту вертикаль: Бог – служение – семья, что поставить на второе место: служение или семью? Для Николая такой проблемы, видимо, не существовало, потому что семья и служение соединились у него воедино.
Марта с детства мечтала стать миссионеркой. Тогда только начали образовываться миссионерские общества, и девушка хотела нести Евангелие в далёкие страны, горячо молилась о том, чтобы Бог усмотрел для неё такой труд. «Господи, пошли меня! – просила Марта и шёпотом добавляла: - Но только не в Россию...» Дело в том, что Марта родилась в семье шведов, живших в Финляндии, где тогда без всяких симпатий относились к России и русскому народу. «Русский» было синонимом слова «оккупант». Финны боролись за отделение от России. Россия пугала их своими размерами, это была огромная империя, и казалось, если что не так – сразу в Сибирь. 
Когда Марта и Николай полюбили друг друга и поженились, и позже – когда у них родился первый ребёнок, молодая женщина решила, что они навсегда останутся в Финляндии, что труда для Господа хватит и в этой стране. Но тут грянула Октябрьская революция, и Николай Пейсти явно ощутил, что Бог призывает его вернуться с семьёй в Россию – для проповеди Спасителя Христа именно среди русских. 
Так Пейсти снова оказались в Санкт-Петербурге, и какое-то время Николаю удавалось даже проповедовать там, но революционные события и голод заставили их перемещаться дальше, вглубь страны – и именно в Сибирь, которая так пугала Марту, да ещё с маленьким ребёнком на руках; они переживали по пути немыслимые трудности и опасности. 

На фотографии: Николай и Марта Пейсти в Никольск-Уссурийске, 1919 г.

Марта роптала. Она не хотела согласиться с тем, что приходится жить в голодной, охваченной гражданской войной России. К тому же, в Иркутске, где они оказались, малыш заболел и ...умер. На похоронах, на городском кладбище, к убитой горем молодой женщине подошёл какой-то незнакомый русский дедушка, с длинной седой бородой, и сказал ей: «Не плачь, Марта Ивановна, Господь утешит тебя...» 
И Господь действительно утешил её, причём самым неожиданным образом. Она искренне полюбила русский народ, выучила русский язык, да так, что говорила чисто и правильно. В том же году, в июле 1918-го, у неё родилась дочь Мэри, а позже ещё два сына – Ярл и Даниил. И, самое главное, она стала настоящей миссионеркой, верной помощницей своему мужу, передала живую евангельскую веру всем своим детям. Как вспоминал Ярл Пейсти, мать прививала им любовь к России. «Не сомневаюсь, что это сыграло свою роль в моем призвании», - подчеркнул он в одном из интервью.
«Николая Ивановича я назвала бы больше русским человеком, чем шведом или американцем, - говорит Наталия Пейсти. – Хотя дома они говорили по-шведски, но Россию никогда не забывали, все дети владели русским языком и все служили Господу и России». После Октябрьской революции Марта и Николай Пейсти потеряли всё своё состояние, но жизнь в евангельской простоте, как мы увидим, не привела их к депрессии, наоборот, укрепила веру в Господа и Спасителя Иисуса Христа, в то, что «любящим Бога, призванным по Его изволению, всё содействует ко благу» (Римл. 8:28). 



На фотографии: Семья Пейсти в Финляндии, 1926 г.

Русский Харбин
Семья тем временем увеличивалась: в Никольск-Уссурийске, на Дальнем Востоке, 9 октября 1920 г. родился Ярл Самуил, а через два года появился на свет Даниил. По приглашению братьев из Маньчжурии, Пейсти перебрались в Харбин, строительство которого началось в самом конце XIX века, вместе с Транссибирской железнодорожной магистралью. 
Город основали русские, там размещался штаб Заамурского пограничного округа, тогда это была территория России и – огромное поле для евангельской деятельности! Богословский методистский институт и евангельскую миссию в Харбине возглавил Николай Пейсти, он же там преподавал и служил пастором в поместной русской церкви.
«Хочу рассказать интересный случай, который ярко характеризует тогдашнюю жизнь верующих, - говорит Наталия Пейсти. – Николай Иванович получил письмо из Швеции, от верующего человека, который выразил большое желание работать у них в миссии. „Что вы можете делать – быть проповедником, благовестником или преподавателем?“ – спросил его Н.Пейсти в ответном письме. „Я могу молиться, - ответил брат, - я молитвенник“» Странно было принимать в миссию человека, который будет только молиться. Ведь молятся все! Но Николай Иванович почувствовал, что это от Господа, и ответил: «Хорошо, брат, приезжай». И когда приняли его на работу, увидели, как хорошо пошли дела в миссии, как продвинулась евангельская работа. Целыми днями молился брат-молитвенник, нередко лежа распростёртым на полу, перед Богом, и со слезами, в благоговении взывал к Нему». Чем не пример для современных молитвенников?
В 1927 г., разочаровавшись в либеральных позициях методистов, Николай Пейсти примкнул к движению евангельских христиан, вернулся с семьёй в Хельсинки – его пригласили туда на пасторское служение. А это было зимой, в лютые морозы, и упомянутый выше брат вызвался молиться об их благополучном прибытии. И что же? Морозы прекратились, снега растаяли, среди зимы наступила небывалая оттепель – все эти одиннадцать дней в вагоне третьего класса, которые они провели в пути из Харбина в Хельсинки, были теплыми и никто не замерз. Ярл Пейсти потом вспоминал этот случай как свидетельство великой силы молитвы.



На фотографии: Рабочий кабинет в Харбине, 1931 г.

В Хельсинки Николай Пейсти основал Свободное финское миссионерское общество, которое печатало Библии и другую христианскую литературу, посылало миссионеров в разные страны. По заданию общества, девять месяцев Николай провёл в евангелизационной поездке по США, затем снова вернулся на время в Харбин, в церковь, которая стала для него родной. Здесь, в 1931 г., он начал выпускать журнал «Путь веры» на русском языке, просуществовавший до самой его смерти в 1947-м, выходивший и в последующие годы - под руководством молодого Ярла. Все выпуски этого журнала до сих пор бережно хранятся в архиве семьи. «Материалы журнала очень интересны и разнообразны, - говорит Наталия Пейсти, - Николай Иванович много писал сам, многое переводил. Он был убеждён, что держаться нужно только Евангелия, всю свою последующую жизнь защищал и отстаивал апостольскую чистоту Слова Божия – от человеческих измышлений и трактовок. Такое отношение к Слову переняли от него и его дети».
В 1932 г. Харбин оккупировали японцы, но русская колония оставалась довольно многочисленной. До и после революции туда бежали около 200 тысяч русских - дворяне, офицеры и белогвардейцы, члены и служащие правительств Сибири и Дальнего Востока, интеллигенция и самые обычные люди, которые внесли большой вклад в развитие Харбина. Русское население города было тогда самым большим за пределами России. 
Но положение русских было трудным – это были, по сути, люди без гражданства. Сначала китайцы, а потом японцы засылали своих доносчиков в русские общественные организации, церкви, христианские образовательные заведения. Испытали на себе эту слежку и Пейсти. 
Летом 1935 г., после того, как СССР продал свою долю КВЖД марионеточному японскому государству – Маньчжоу-го (Маньчжурии), тысячи русских харбинцев вместе с имуществом были вывезены поездами в Советский Союз. Большинство из них на родине сразу или позже были арестованы по обвинениям в шпионаже и контрреволюционной деятельности, расстреляны или погибли в лагерях. Оставаться в Маньчжурии становилось опасно, и Пейсти приняли решение переехать в США.
Ещё в Харбине, 7 января 1935 г., в праздничные дни Рождества Христова, Ярл пришёл к Богу в покаянии и посвятил Ему свою жизнь – он тоже хотел стать проповедником Евангелия, как и отец. «В тот вечер проповедовал мой друг и ровесник - Жоржик Кононов, - вспоминал Ярл Николаевич. - Он совсем недавно обратился к Господу и впервые выступал на молодёжном собрании. Это сильно меня задело: как так, Жоржик уже проповедует, а я, сын пастора, ещё не покаялся?!»
«Дорогие братья и сёстры!» - обратился к залу подросток, да так испугался публики, что у него на глазах выступили слёзы. Сильно волнуясь, не в состоянии из-за страха сказать ничего больше, Жоржик прочел место из Писания и закончил: «Аминь». Вот и вся проповедь. Но для Ярла это было как раз то, что нужно, слова Писания, друг за кафедрой – всё это так поразило его, что он в слезах, со словами покаяния, бросился на колени и просил Господа о прощении и спасении. Это был момент неописуемой радости, сердце его было исполнено любви к Богу и людям. «Я знал, что Господь меня простил и теперь я Его», - скажет он в конце жизни в одном из интервью.
Последние три месяца перед отъездом в Америку, в ожидании корабля, Пейсти провели в миссионерском доме в Шанхае. Там останавливались тогда многие миссионеры. 
Запомнился Ярлу случай, о котором он позже часто рассказывал. Однажды поздним вечером в приют пришёл миссионер-американец, в сопровождении китайского проводника. Они попросились на ночлег, но получили отказ: не было ни комнаты, ни даже свободных кроватей. «Ничего страшного, - спокойно ответил американец, - у нас есть соломенные подстилки. Можно мы переночуем вот здесь, в прихожей?» И получив разрешение, они устроились на подстилках прямо на полу. 
Утром, когда все вышли к завтраку, их уже не было – отправились в другие селения проповедовать Евангелие. Американец неплохо владел китайским языком, давно жил среди китайцев и даже внешне выглядел, как они. Несмотря на то, что хунхузы убили двоих его сыновей, он был предан Господу и продолжал свое служение Ему среди местного населения. Хунхузами (от китайского «хунхуцзы», буквально - краснобородые) называли участников вооруженных банд, действовавших в Маньчжурии с середины XIX века до победы народной революции в Китае (1949 г.). Отряды хунхузов, состоявшие, главным образом, из разорившихся крестьян, городского люмпен-пролетариата, насчитывавшие иногда по несколько тысяч человек, нападали на города с целью грабежа.
Встреча с таким евангелистом стала для Я.Пейсти большим уроком смирения и жертвенного служения Христу. «Даже когда мы с ним путешествовали, - вспоминает его супруга Наталия, - он никогда не жаловался, что не так накормили, не там спать положили, – был в жизни очень простым, скромным и неприхотливым». 

Ярл и Пиркко

Николай Пейсти надеялся, что в США, свободной стране, они смогут больше сделать для России и русского народа. Где бы он ни находился, его мысли были о том, как привести миллионы русских ко Христу. «Русский народ был моим особым видением, я видел его, как македонянина, который часто останавливался передо мной, - писал Николай в 1936 г. - Иногда он был виден ясно или его снова окутывало облако сомнений. Но всегда, когда он останавливался передо мной, я слышал его вопль: „Приди и помоги нам!“» 
Этот период жизни был для семьи Пейсти очень напряжённым. В Нью-Йорке Николай возглавил Европейско-Восточную миссию, помогавшую, большей частью, именно России. А его сыновья Ярл и Даниил закончили Национальный Библейский институт, были рукоположены на пасторское служение. Даниил стал благовестником, а Ярл, после окончания теологического факультета Нью-Йоркского университета, уже совершая служение в церкви, в 1946 г. начал вместе с отцом готовить евангельские радиопрограммы на русском языке. После смерти отца в 1947-м это радиослужение стало смыслом жизни Ярла Пейсти, он провел у микрофона более полувека.



На фотографии: Ярл и Пиркко в Монте-Карло, 1963 г.

В мае 1949 г. Господь соединил две судьбы – Ярла и Пиркко Суомелы из Финляндии, которая в это время училась в Библейском институте Нью-Йорка и на многие годы стала его любимой женой, верной спутницей и помощницей. Собственно, Ярл и Пиркко Суомела знали друг друга с детства, потому что дружили ещё их родители. Отец Пиркко был врачом-дантистом, а мать заведовала психиатрической клиникой. Это была богобоязненная семья, большое значение в их жизни имели вера и церковь. Отец играл даже в церкви на органе, мать и трое детей пели в церковном хоре и долгие годы все они поддерживали миссионерское служение Н.Пейсти.



На фотографии: Ярл и Пиркко со всеми детьми, 1973 г.

Ярлу и Пиркко Господь даровал десять детей - шестерых сыновей и четверых дочерей. В середине 50-х годов молодая семья перебралась в Западную Европу, активно участвовала в евангельской работе среди славян. Потом жили в Монте-Карло, где Ярл работал в русском отделе Трансмирового радио, готовил евангельские программы, которые звучали в эфире по 25 часов в неделю и вещались с 12-ти радиостанций, в том числе из Монако, Португалии, острова Сайпан. 
В 1961 г. Ярлу и Джеку Вурцену, директору миссии «Слово Жизни», удалось посетить Советский Союз, в частности Россию и Украину, и они приняли решение начать радиопрограмму, предназначенную для русской молодёжи. «Слово Жизни» слушали на всей огромной территории Союза. Может быть, кто-то из наших читателей помнит голос Ярла Пейсти в эфире? Может, и вы услышали о Евангелии из его программ? Расскажите нам об этом!


На фотографии: Ярл и Пиркко Пейсти на евангелизации в Киеве, 1988 г.

В это время Пейсти много путешествовали – с евангельской целью, жили в Монако, Австрии, Швеции, а в 1983-м вернулись в США. В 1991 г., после падения «железного занавеса», Джон Пейсти, старший сын Ярла Николаевича, основал в Москве Русское христианское радио и радиопрограммы транслировались уже из столицы России. 
В своем христианском служении Ярл, как и отец, придерживался принципа сотрудничества со всеми детьми Божьими, независимо от деноминации. «Отец для меня был всегда хорошим примером преданного и верного последователя Иисуса Христа. Дух сектантства был ему чужд. Он был убежден, что как бы человек не называл себя, если он действительно пережил рождение свыше, то он христианин. Это стало и моим убеждением, - сказал Я.Пейсти в одном из интервью. - Поэтому я не придаю особого значения тому, кто как себя называет, к какой деноминации принадлежит. С радостью общаюсь со всеми, кто любит Бога и пережил личную встречу с Ним. В моем служении я не приспосабливаю проповеди к той или иной группе людей. Они будут такими же, если меня пригласят проповедовать к баптистам или пятидесятникам, православным или методистам. Готовя проповеди, я стараюсь ссылаться только на Священное Писание».
Как я уже писала, большой поддержкой для Ярла Николаевича была Пиркко. «Жена-молитвенница, помощница в миссионерском труде, образованная женщина, - говорит о ней Наталия Пейсти. – Муж и все дети очень любили её. Своим браком они показали отличный пример детям. Всегда она была в почёте и уважении, они очень дружно вместе работали и отдыхали. Оба любили спорт, ходили на лыжах, много времени проводили вместе».



На фотографии: Ярл и Пиркко с детьми и внуками, 1990 г.

Пиркко умерла неожиданно, в мае 1994-го. Буквально за несколько месяцев сгорела от рака. Но упокоилась в Господе, с твёрдой верой на воскресение и жизнь вечную с Ним. 
Потеря любимой жены стала большим ударом для Ярла Пейсти. В память о ней он стал уделять особое внимание посещению тюрем и лагерей, потому что в Егорьевской тюрьме под Москвой осенью 1993 г. состоялось последнее богослужение, в котором она приняла участие. Пиркко особенно горячо молилась о заключенных, надеялась, что ещё многие смогут примириться с Христом как своим Спасителем.

Наташа
Наталия Макаренко (50) родилась в Казахстане, в семье потомственных евангельских христиан-баптистов. «У меня было счастливое детство, верующие родители, большая и дружная церковь в Джамбуле, - вспоминает Наташа. – В 1993 г. мы с братом поехали учиться в библейскую школу в Санкт-Петербург. Ярл Николаевич вместе с женой проводил в нашем городе евангелизацию. Они остановились в семье моей сестры. У нас была тогда короткая, но яркая встреча, я даже попросила его подписать мою Библию». По приглашению Я.Пейсти, Наташа попала на практику в Москву. Девушка трудилась в миссии, отвечала на письма, составляла радиопрограммы, пробовала выступать перед микрофоном. Знавшие её сотрудники миссии вспоминают, что была она доброжелательной, скромной, незаметной, но незаменимой. Такой же, как мне кажется, осталась и сейчас. Наверное, неслучайно обратил на неё внимание известный проповедник, когда его постигла тяжёлая утрата. 
Для Наташи это случилось совершенно неожиданно. «У него было столько друзей и знакомых во всех странах, он не был одинок, - вспоминает она. – И всё-таки, наверное, одинок... Я тогда училась в Петербурге, и мне позвонили из московской миссии и сообщили, что Ярл Николаевич просит меня приехать в Москву». Наташа решила, что по делам миссии, и приехала, как просили, на день в столицу. «Ярл Николаевич очень плакал, рассказывал о смерти Пиркко и о том, как ему тяжело. Я старалась успокоить его, обратить его взор на Христа – Он один может по-настоящему утешить и возместить потери», - говорит она. 
И тут Ярл Пейсти попросил её сдать обратный билет на поезд и остаться в Москве еще на два дня. «Наташа, я полюбил тебя, - сказал он ей в тот вечер, прямо на вокзале. – И прошу тебя стать моей женой». – «Нет, - ответила она, - разве это возможно? Что скажут братья?» Но он был уверен, что эту девушку ему послал Бог, что это от Него. 
Отказ Наташи его очень огорчил. Он попросил её молиться об этом и сказал, что будет молиться тоже. Наташа ухватилась за эту спасительную соломинку и согласилась, думая, что на этом разговор закончится навсегда: «Хорошо, будем молиться!»
Но Ярл Николаевич звонил ей, писал письма, расспрашивал об учёбе, приглашал к сотрудничеству. Наташе было с ним легко, он был прост и доступен в общении. Он ей во всём доверял, и она могла рассказать ему обо всём откровенно и честно.
День рождения Пиркко был в мае, в мае он женился на ней, в мае она умерла, после 45 лет счастливой совместной жизни. Пиркко была цветущей весной его жизни, а Наташа – спокойной, светлой осенью. В октябре у обоих дни рождения, в октябре 1995-го состоялось их бракосочетание. 


На фотографии: Ярл и Наталия Пейсти. Бракосочетание в церкви, 1995 г.

Почти 15 лет семейной жизни подарил им Господь. И хотя не все сразу приняли этот брак – из-за разницы в возрасте, думаю, это действительно счастье – не быть на старости лет одиноким и, когда дети уже выросли и вылетели из родительского гнезда, иметь рядом любящую душу. 
Когда Ярла Пейсти спрашивали, почему он нашёл себе молодую жену, он отвечал: «Братья, поверьте, я не искал – Бог мне её дал. А сам бы я, по человеческому разумению, так не сделал». И Наташа тоже училась у мужа доверять Богу, принимать Его волю. 


На фотографииЯрл и Наталия Пейсти, 1996 г.

Дети восприняли второй брак отца настороженно, но постепенно приняли в семью Наташу, её скромность и любовь покорили их. «Господь мне тоже дал совет, как иметь добрые отношения со всеми детьми. Конечно, я учила английский, чтобы просто общаться с ними, но Бог показал, что не столько английский важен, сколько – любовь, одна любовь...» - говорит она.

Теперь несколько слов о детях Ярла и Пиркко. Главное, что все они – и дети и внуки, пришли к Богу, нашли в Нём радость и мир. Их сын Джон Пейсти - директор Библейской школы в Швеции (Holsby Bible School & Retreat Center). Дочь Тамара вместе с мужем Иосифом работают в миссии „Pioneers“ – проповедуют Христа индейским племенам в Мексике. До этого они почти четверть века жили среди индейского племени вай-вай в Бразилии. Их сын Бенджамин и его жена – миссионеры в Бразилии (от миссии „New Tribes Mission“), в племени бонива, сейчас изучают их язык, чтобы перевести на этот язык Евангелие.
Кит, сын Ярла и Пиркко, - старший пастор для 38 меннонитских церквей Манитобы (Conference pastor of the Mennonite Bretheren Church of Manitoba, Canada). Активно служат в своих церквах – Господу и людям – и другие дети и внуки Ярла и Пиркко.
Последние два десятилетия жизни проповедник провёл в небольшом городке Эстес Парк (штат Колорадо, США), расположенном высоко в горах, в двух часах езды от Денвера, в доме, построенном своими руками, с помощью сыновей. Это не были годы старческого угасания, напротив, годы активного труда. Он по-прежнему много путешествовал по миру, во многих церквах служил Словом.
Я спрашиваю Наташу о распорядке дня Ярла Николаевича в последние годы его жизни. И она отвечает, что вставал он обычно рано, молился и читал Библию. Бегал по утрам, ездил на горном велосипеде, словом, был спортивным человеком. Они вместе завтракали. До обеда Наташа обычно работала в миссии, а муж занимался своими делами, писал проповеди, отвечал на письма, звонил детям и друзьям. По вечерам обязательно читали вместе английскую Библию, размышляли о прочитанном и молились. 
В 2000 г. у Ярла Николаевича случился инсульт, и с этого момента он стал слабеть. Но Господь подарил ему ещё десять лет жизни и служения. Их дом в Эстес Парке посещали многочисленные гости, до последнего своего дня он имел ясный разум и хорошую память, много молился и переживал за дело Божие. 


На фотографии: Дом Пейсти в Эстес Парк, штат Колорадо, США 

Ярл Николаевич закончил свою земную жизнь 8 марта 2010 г. «...Не бойся, ибо Я с тобою; не смущайся, ибо Я Бог твой; Я укреплю тебя, и помогу тебе, и поддержу тебя десницею правды Моей», - его любимый библейский текст.


Татьяна ГОЛОВИНА
Фото из архива Наталии ПЕЙСТИ
Опубликовано: "Международная христианская газета", 2010, №№ 9-10.

RCR ON AIR

Winamp windows Media Player    

Поиск:

Счет на Yandex-деньги: 41001113343125

Квитанция Сбербанка

Вверх ⬆︎